кошик.
люблю
29.11.2009 в 22:37
Пишет VitaKapella:

Окно наизнанку. Глава 8.
Название: Окно наизнанку.
Автор: VitaKapella
Бета: Remmie
Жанр: Драма, ангст, романтика
Пейринг: Саске/Наруто
Рейтинг: NC-17
Размер: 8 глав
Состояние: закончен
Дисклеймер: Кишимото, персонажи без сомнения ваши, ни на что, кроме идеи массового бреда не претендую.
Предупреждение: ООС, долгое и периодичное нытьё... "прыганье" с пятого на десятое
От автора: Огромное спасибо Remmie за то, что она взялась это тащить. Рем, я на самом деле тебе благодарна, потому что без тебя этого бы не было. И я не шучу. Ты может и не знаешь, но ты безумно много для меня сделала.
Размещение: только с моего разрешения!

Фик закончен. Пафосно. Но на мой взгляд единственно верно. Другие варианты, которые у меня были - тихо сдохли. "Окно" закончено так, как оно должно было быть закончено изначально, ещё до "ломки сюжета".
И так получилось, что именно в этой главе нет ничего лишнего. По другому цепочка просто не замкнётся.
Спасибо огромное всем, кто меня читал. Это очень важно.
И да, я повторяюсь, но здесь использована та же стилистическая конструкция, что и в "художнике")

Рем, с этой главой ты меня просто спасла.


- Что?
Почему так темно? Глаза же вроде открыты... Или это он ослеп? Неужели всё ещё идёт отдача?
Наруто на ощупь попытался приподняться, и почти сразу же его сковало диким, пронизывающим ужасом. Потому что чудовищная слабость размягчила мышцы. Тошнота скручивала всё внутри, и ещё были подламывающиеся, трясущиеся локти, соль на языке и едкий, с каждой секундой возрастающий голод.
А потом пришло обоняние.
И запах гнили...
- Нет... - кое-как выговорили сухие, потрескавшиеся губы. - Нет... Нет! - закричал.
Мгновенно охрип, закашлялся - кровью, железом по губам. Голос пропал.
Этого не может быть. Этого просто не может быть!
Упал на бок, на ледяной пол. Впился ногтями в жёсткую плиту. Резко вдохнул, потому что тут же судорогой скрутило ногу. Вскинул руку, зажал рот, только чтобы не орать. Чтобы не кричать. Не плакать, не давиться рыданиями, подступающими в горле.
Замер.
Затих.
- Нет... - тихо. Голос был почти не слышен. Он отдал бы всё, чтобы не пришлось произносить это. - Не могло... не могло... присниться...
Стены подвала ответили молчанием.

Назад.

* * * * *

- Учиха, какого чёрта ты торчишь на ветру? - Наруто не нравилась эта пасмурная погода. Крыша учиховского дома с облетающей черепицей тоже доверия не внушала. Особенно козырёк, на котором сидел Саске.
Учиха ухмыльнулся и скинул тлеющую сигарету вниз. Наруто привычно сделал шаг в сторону, и окурок приземлился рядом. Саске хмыкнул и сверху вниз посмотрел на Узумаки, недовольно взирающего на него хмурыми глазами.
- Как Цунаде? - осведомился Учиха, укладывая локти на колени и окидывая Узумаки ленивым взглядом.
- Волшебно, - едко ответил Наруто, прикидывая, чем бы сшибить наглого ублюдка с крыши. - Что мы уходим, рада неописуемо. Обещала писать.
- Даже так? - хмыкнул Саске. Разумеется, он ни на грамм не поверил. Но и Наруто прекрасно это понимал. - Торжественная охрана уже готова?
- Прекрати, - Наруто поморщился. - Отпустит она нас. Мы уже обсуждали.

- Тебе не кажется, что это просто бегство? - холодно поинтересовалась Пятая, складывая руки на груди.
Наруто пожал плечами и улыбнулся. Света в доме было мало - это стало почти традицией. Но тот, что был, необычайно гармонично ложился на всю его полуголую фигуру в светлых джинсах. Мягкими лапами обхватывал грудь и замирал у тонких очертаний теней.
- Это же просто бегство от проблем, - продолжала Цунаде, обвиняюще глядя на него. Сейчас было главное: надавить, испугать, сыграть на гордыне, на чём угодно... И всё равно, что гордыня у Наруто, как плохо настроенный рояль, и сыграть на ней нельзя. Попытаться.
- Сейчас ты хочешь просто закрыть глаза на всё, что с тобой произошло, но воспоминания никуда не денутся, Наруто. В чём бы ты нас не обвинял, как бы тебе не было неприятно думать о нас, но простым бегством проблему не решишь.
Наруто спокойно улыбался.
Сказал - никакой проблемы нет.
Сказал - я не убегаю.
- Я вернусь, - объяснил. - Как только закончу одно дело. Вы им не занимались, я знаю. Я вернусь.
- К-какое дело? - растерянно спросила Цунаде.
Наруто на секунду исчез в комнате, а когда вернулся - протянул Пятой серую пачку, мгновенно словившую глянцевый блик.
- Фотографии? - она вначале не поняла. А потом увидела, что именно попало к ней в руки, и покраснела. Подняла на Наруто сердитые, хмурые глаза. - Зачем тебе туда?
- Отстроим, - коротко объяснил Узумаки. - Вы этим не занимались - я спрашивал.
- Отстроим? - переспросила Хокаге.
- Да, - кивнул Узумаки. - Я и Саске.
И опять молчание...


- Сакура уже лезла? - деланно равнодушно поинтересовался Учиха.
- Она в госпитале, - Наруто закинул руку за голову и, прогнувшись в спине, посмотрел в сторону. - Не думаю, что она решит в это лезть.
- Сакура? Она решит.
Наруто недовольно опустил руки.
- Учиха, почему ты постоянно думаешь о людях хуже, чем они есть?
- Хуже? - бровь Саске поползла вверх. - Последние события доказали, что я думал о них лучше, чем они есть.
- Послезавтра уйдём, - сообщил Узумаки. - Не порть отношения.
Учиха поморщился.
- Дипломат хренов.
- Слезай уже...
- Иди сюда...

* * * * *

- Не здесь!
- Чем тебе не нравится веранда?
- Она выходит на улицу без забора!
- Да кто будет смотреть...
- Учиха!
На большее слов у Наруто не хватило. Саске был мастером по части «снести крышу». А ещё с ним Наруто неожиданно понял, что существует такое выражение, как «оргазм подкрался незаметно». Но, на самом деле, незаметно подкрадывался скорее сам Учиха.
- Саске-е, - орал Наруто из кухни. - Здесь просто вентиль раскрутился! Отбой тревоги!
Учиха тяжело вздыхал и по шаткой лестнице начинал выбираться из подвала. Его терзали смутные сомнения. Он подозревал, что этим дело не кончится.
- Узумаки, придурок! Сильно не закручивай, там сорвать может.
- Да ну?.. - раздражённо доносилось с кухни, после чего послышался грохот, сильный шум и удивлённо-ошпаренный вопль Наруто.
Когда Саске добежал до комнаты, пол уже был залит по щиколотку, а Узумаки стоял посреди этого бедлама в подвёрнутых джинсах. Мокрый и злой. Вода стекала из-под футболки, облепившей торс, и быстро просачивалась за кожаный пояс. Наруто бесился. Саске страдал.
Неожиданно оба поняли, что не могут уже без прикосновений. Саске обязательно нужно было зажать Наруто где-нибудь в коридоре, а Узумаки было жизненно важно мгновенно сползти вниз, увлекая за собой потомственного гения. Гений совершенно не был против, присасываясь к Наруто, как к конфете.
Победа.
Пару раз заскакивал Сай. В основном он таскал письма от Цунаде. Длинные занудные свитки, которые пестрели цветистыми оборотами речи и плохо замаскированными истерическими воплями: «Узумаки, сволочь, ты не имеешь права!». Если свитки попадались Наруто, он всегда с искренним интересом читал их, отмечая богатство речи Пятой. Саске же на весь этот словарный запас было хорошо с верхней полки. Учиха небрежно выбрасывал свитки в камин и с честными глазами последней сволочи говорил Наруто, что всего лишь соблюдает древнейшие традиции своей семьи, которые не велели проникаться вражескими учениями. Наруто злился, устраивал с Учихой продолжительные беседы на тему морали и нравственности, которые Саске слушал с лицом отсутсвующим и равнодушным, и, так ничего и не добившись, раздражённо хлопнув дверью, уходил в душ.
Дверь в душ Наруто не запирал никогда.
Учиха это великолепно знал и нарочно не двигался с места, по меньшей мере, полчаса, выжидая. После чего лениво поднимался и с напускной небрежностью заваливался в ванную, где мгновенно получал полотенцем по морде за то, что «так долго», и был прощён, прощён и ещё раз прощён...
Свитки Цунаде мирно догорали в потускневших углях.
Наруто чувствовал, что он счастлив.
Победа.

Вперёд.
* * * * *

Он не знал сколько прошло времени. Голова не работала. Заледеневшие ноги практически не чувствовались. Наруто попытался было подняться, но сразу понял, что максимум, на что он способен, - это сесть. Кое-как подволакивая за собой не слушающиеся колени, дополз до стены и обречённо упал перед ней, ударившись об влажный пол подбородком.
Как такое могло произойти?
Откуда такая чудовищная ошибка?
Кто её придумал, кто? Неужели это всё приснилось? Бред? Он же бредил... значит и это всё тоже... Всего лишь галлюцинации.
С добрым утром, Наруто.
Реальность.
Закрыл глаза. Некоторое время назад его всё-таки вывернуло, хоть он и держался из последних сил. Рвать было нечем, так что из организма выходила желчь. Было больно. Внутри всё как будто перекручивало. Он уже успел забыть это ощущение. И теперь оно поднималось, просыпалось, заставляя сердце сжиматься до немыслимых размеров. Хотелось кричать... Боже, как хотелось кричать. Чудовищная непоправимая, мистическая... чужая ошибка, не его! Чужая ошибка! Чужая!
Исстрадавшееся тело так хотело тепла, так рвалось к свету... что наконец уснуло. И придумало себе сон. И во сне был Саске. Во сне было тепло, отогревающее продрогшее тело, во сне были губы, которые осторожно, бережно целовали.
И руки... не дававшие упасть...
Топило сознание, накрывало, разбрасывало. Наркота, дурь, отравой по венам, в кровь, ещё глубже - в ткани, в молекулы вливалось, разрывало. Раскидало мысли, уничтожило, больно, г-о-л-о-в-а...
Набор звуков. Пустой, как расколотая тарелка у лестницы. Пустой, как пластиковые бутылки, затянутые склизкой влагой. Приснилось.
- Узумаки? - тихо, с той стороны двери.
Наруто заставил себя прислушаться, замереть. Заставить заткнуться все эти мысли в голове.
- Живой?.. - и замолкли.
Больше не спрашивали.
И Наруто не мог понять, прислоняясь к заплесневелой стене влажным, ледяным лбом. Важный вопрос... жизненно важный...
Когда начался этот сон?

Назад.

* * * * *

- Ты скажешь мне уже? - Саске рассматривал блестящие, металлические звёзды. - Как ты умудрился прожить до меня девственником? Или были какие-то девчонки?
- Кто? - Наруто в комнату не пустили. Он сидел с той стороны двери на полу, прижимаясь затылком к полированной ручке.
Саске давно заметил, что Наруто всё время тянет вниз. На кухонный стул он любил забраться с ногами, подтягивая их под себя. А в гостиной его было невозможно заманить на диван. Видимо это въелось у него ещё с подвала. Так что в гостиной Саске обычно тянулся вниз, к тёплой, живущей пульсом шее и сам скатывался на пол, накрывая.
- Девчонки, - терпеливо пояснил Учиха из комнаты. Зашуршал там жёсткой, хрустящей бумагой, в которую заворачивал что-то нужное. - Это такие люди. Объяснить?
Наруто рассеянно поскрёб ногтём левую ногу. Интересно, у него остались джинсы без белых пятнышек?..
- Да нет...
- Не объяснять или не было?
Наруто поморщился.
- Учиха, - позвал он.
- Да? - откликнулся Саске, ожидая, что сейчас его пошлют на хуй.
- Только после свадьбы, - с чувством произнёс Наруто, радуясь, что его сейчас не видят.
В комнате на несколько секунд повисло молчание. А потом ручка двери щёлкнула, опора под спиной Узумаки поехала назад, и Наруто покорно упал лопатками на ковёр в спальне. Саске навис над ним, задумчиво рассматривая растрёпанные светлые пряди и спокойно-выжидающие голубые глаза. Наруто смотрел на него с пола вызывающей, уверенной синевой. "Ну? Давай. Что ты скажешь?.."
- Ты серьёзно, что ли? - неожиданно заинтересованно спросил Саске.
- Ты вверх ногами стоишь, - ответил Наруто и моргнул. Откинутые волосы открыли ровный лоб и удивительные глаза, и всё это вместе создавало невероятное ощущение полной беззащитности. Честности. Или нет... До Учихи дошло...
Доверия.
- А я? - спросил Саске. - Ты ведь сам пришёл.
- А ты как будто не звал.
Один - один.
- Это было так очевидно? - по лицу Учихи, как всегда, ничего невозможно было понять. - Или связь?
- А она тогда уже была?
- Она всегда была.
Молчание.
- Ты хоть примерно себе представляешь, что такое два месяца в подвале? - тихо спросил Наруто. - От нескольких часов в темноте и тишине, у человека начинает ехать крыша. Ему слышатся голоса, которых нет, и мерещатся вещи, которых он просто не может видеть. Темно же. А он видит. Слышит... разговаривает. И это - всего несколько часов.
- Ты разговаривал? - спросил Саске, не двигаясь.
- Я с ней ругался, - поморщился Наруто. - Она всё чего-то от меня хотела. А потом, когда ты меня вытащил, шептала, что у тебя свои корыстные цели и что тебе нельзя доверять... Саске, когда ты меня... я думал, что всё уже... Я же тебя даже не слышал с той стороны. Я только догадывался, что ты есть. А тут... обнимают, тащат, вода тёплая и... просыпаешься... на постели. На настоящей. Не на полу. И тебя кормят. И руки тёплые.
Саске прикрыл глаза и опустился на колени, упираясь лбом в лоб Наруто. Замер. Старался не дышать.
- Я же думал, что всё уже. Я думал всё, Саске, я смирился даже. Я уверен был, что никогда больше этого не почувствую. И радостно так было. Не поверишь, Учиха, я в ту ночь подушку кусал. Только ты рассказывать никому не вздумай. Так холодно было, так больно и вдруг раз... и прекратилось всё. Только ты не понимал, что ты мне дал. Ты занятой был, задумчивый, всё какие-то важные вопросы решал... Понимаешь, вытащить меня из подвала, а потом на весь день без воды бросить - это... это не страшно было, у меня же и так обезвоживание полным ходом шло. Обидно было. Дико. Что вот, наконец-то, дорвался, дотянулся и всё равно... как будто ты не понимал, что именно ты делаешь.
- Узумаки, ты нытик, - дрожащим шёпотом ответил Саске.
- Не больший, чем ты, - спокойно отозвался Наруто, прикрывая глаза. - А потом, тогда, ночью... чёрт, Учиха, ты понятия не имеешь, что это для меня было. Я думал, я прямо там и умру под твоими руками. Ты хоть понимаешь, как после всего, что произошло, должны были чувствоваться твои прикосновения? Даже просто по руке погладить. Я же таял, Саске... Не говоря уже о...
Наруто замолчал. Зажмурился и вдруг вскинул голову, потянулся, достал губами губы Саске. Учиха кончиками пальцев коснулся его висков, как-то совсем не по-учиховски нежно, с прорвавшейся любовью, провёл ладонями по щекам, притягивая, не отпуская.
Время текло слишком быстро. Его катастрофически не хватало, чтобы сказать всё, что хотят, чтобы поблагодарить, подарить то, что не сможет больше никто, чтобы быть вместе. Время текло слишком быстро, и им вечно его не хватало. От Саске невозможно было дождаться нежности. Наруто был первым, кто дождался.

- Мне кажется у меня всё таки что-то не так с головой, - сказал он в тот вечер, когда Цунаде ещё не пришла, а свет в вечно тёмном доме уже зажёгся. - Меня преследует ощущение, что это всё не по-настоящему. Сон.
- Я тебе сейчас покажу, какой я сон, - проворчал Учиха, притягивая его к себе.


И сейчас. Они как всегда торопились. Судорожно, быстро раздевались, путаясь в пуговицах и собственных руках. Они оба прекрасно помнили о том, что нужно собираться, что этим вечером их уже не должно быть в деревне, и времени не было... И, тем не менее, кому к чёрту нужно это время, если его нельзя использовать так, как хочется?
- Как думаешь... - выдохнул Наруто, когда они кое-как разорвали поцелуй, стараясь отдышаться. - Это всё так и должно было случиться? Подвал там и всё остальное... Потому что, если эта техника на самом деле вернула тебя в Коноху - я ни о чём не жалею...
- Скажи ей спасибо, пока она ещё в тебе, - проворчал Саске, вновь накрывая его губы своими.
Они уже давно не волновались, ведь техника должна была окончательно умереть в ближайшие десять часов.
Победа.
Победа.
Беда...

Вперёд.

* * * * *
Неизвестность пугает. Неопределённость способна убить. По крайней мере, душу, которая и так держалась на честном слове, она из Наруто вынула. Когда начался этот сон? И что из него правда? Есть ли шанс, что лис, запечатанный в его теле, действительно не причём?
Только Узумаки подумал об этом, как ему тут же захотелось взвыть, удариться головой об стену, а потом ещё и ещё, пока боль не затопит всё существо, перекрывая путь мыслям.
"Исполнение желаний... желания наоборот".
Какая же чушь!
Сейчас Наруто кусал губы, не понимая, как, каким образом он мог поверить в этот детский лепет?! Какие, к чёртовой матери, желания?! Какая-такая техника?!
Но ведь во сне мы готовы поверить во что угодно. Такие сны призваны помогать нам жить. Облегчить участь, которую тяжело нести. Этот сон тоже должен был стать целительным, ведь он дал Наруто всё: веру в свои силы, выдержку, вернул в деревню друга, этого же друга сделал самой сильной любовью и дал шанс быть вместе, дал шанс уйти... Он просто не мог в это не поверить. Ведь так хотелось...
А сейчас... сейчас Наруто не был ни в чём уверен. Кто его охраняет?
- Узумаки? Живой?.. - из-за двери. Опять.
Но на этот раз Наруто узнаёт голос. Сердце останавливается, замирает в груди, не бьётся, боится спугнуть, перекрывает поток крови, не давая ей хода. Наруто задыхается, приподнимаясь на локтях.
- Саске?.. - неверяще. - Саске!
Когда начался сон? Неужели какая-то часть всё-таки была реальностью?!
- Живой? - Учиха переспрашивает, видимо, не слышит.
- Саске! - Наруто старается говорить как можно громче, пытается кричать, но охрипший голос не слушается. Из горла вырывается только сильный кашель, который рвёт лёгкие и заставляет глаза слезиться. Узумаки мотает головой, смахивает эти ненужные сейчас слёзы. Зовёт, пытаясь добраться до двери. По стенке старается подняться, кое-как держась на трясущихся тонких ногах. Добраться до лестницы.
Главное - добраться до лестницы. А там можно будет взобраться по ступенькам.
"Не уходи, только не уходи", - повторяет про себя Наруто, надрываясь, сглатывая подступающую от резкой смены положения тошноту. - "Не уходи, не уходи... Ну почему ты меня не слышишь?!"
Когда Наруто, цепляясь почерневшим ладонями, наконец-то приваливается холодным, мокрым лбом к железной двери - с той стороны уже никого нет. Ладони содраны и кровоточат: он не видит этого, просто чувствует развороченную кожу. Колени разбиты, а губы искусаны до того, что привкус крови во рту не проходит вовсе. Он остаётся заливаясь в горло.
Ничего... Это всё ничего... Главное, что теперь Учиха его услышит. И всё станет ясно.

Назад.

* * * * *

- Учиха скоро придёт? - спросил Сай, присаживаясь на стул в кухне.
Наруто пожал плечами. Вышел из ванной и, на ходу вытирая руки, точным движением забросил скомканное полотенце в корзину у окна. Попал.
- Топит семейные реликвии? - Сай явно не собирался так просто отставать.
- Он сказал, что не желает ничего оставлять Конохе, - коротко сообщил Наруто, прислоняясь спиной к подоконнику и засовывая руки в карманы. Не удержался, обернулся к окну. Двор за темневшим потёками на стекле был пуст.
- Нервничаешь? - неожиданно спросил Сай, спокойно обозревая фигуру Узумаки.
- Так заметно? - хмыкнул Наруто, поворачиваясь и насмешливо заглядывая ему в глаза.
- Через неделю вернутся твои друзья, - мягко произнёс Сай. Чужой взгляд он выдерживал великолепно. - А ещё через три дня - Какаши. Неужели, не хочешь попрощаться?
Узумаки улыбнулся.
- Я же не навсегда ухожу, - ответил он. - Задерживаться нет смысла. Я не
собираюсь устраивать по поводу своего ухода прощальный пир.
- Тебя долго не будет, - протянул Сай.
Наруто поморщился и помотал головой.
- Ты мне лучше скажи кое-что... - Узумаки тяжело вздохнул и взлохматил и без того растрёпанный затылок. - Я столько времени в подвале просидел. Умирал же. Наверняка Кьюби мог чем-то помочь. Почему не помог?
- А оно тебе теперь надо? - удивлённо ответил Сай. - Всё прошло, Наруто. Всё кончилось. Зачем ты лезешь в это дело?
- Я хочу разобраться, - твёрдо сказал Узумаки. - Мало ли что и когда ещё случится.
- У Сакуры спроси, - буркнул Сай, неожиданно отворачиваясь.
- Да я бы рад, - неожиданно развеселился Наруто. - Да Учиха, сволочь ревнивая, к больнице и на двадцать метров не подпускает.
- Лучший шиноби Конохи записался в педики и теперь бегает от своего парня? - ехидно осведомился Сай.
- Лучший шиноби Конохи пытается понять, какого хрена он не сдох, когда его убивали лучшие друзья, - ледяным тоном отозвался Наруто.
Замолчали. Неловкость было не сгладить, и оба это понимали. Сай уже пожалел, что сорвался и высказал Узумаки всё, что он о нём думает. Но извиняться у него не было никакого желания, тем более, что его визит не являлся миссией или приказом, а, следовательно, и необходимости в извинениях он не видел.
Наруто тоже не горел желанием пропускать такой выпад мимо ушей. В первую очередь потому, что он касался единственного дорогого ему человека.
- Да там всё просто, - практически через силу выдавил из себя Сай. - Лис просто не мог к тебе пробиться... Эта техника - не тупое оружие. Мы сами ни черта не разобрались, но она в какой-то мере живая. Что-то в ней ещё зашито, кроме механической составляющей. Как сплав живого с неживым. Видимо, это сделано для того, чтобы она на самом деле могла как-то влиять, а, может, даже и контролировать разум носителя.
- Ты говоришь, как... - не выдержал Наруто.
- ... о паразите, - закончил за него Сай. - Я именно это и имею в виду. Она - паразит, ты - носитель. Радует?
- Когда она сдохнет? - не выдерживая, спросил Узумаки. Его начало мутить.
- Часов шесть, - пожал плечами Сай. - Ты же знаешь.
- К тому времени нас здесь уже не будет, - Наруто выдохнул, и, на секунду опустив голову, улыбнулся. Поднял искрящиеся глаза. Счастливые.
Саю стало неловко, он на самом деле не знал, как реагировать на таких людей. Людей, которые точно знают, что теперь всё у них будет хорошо. Которые прошли через такие вещи, о которых вслух не говорят. Выбрались с ранами, в крови, с болью дикой, но выбрались. Или им помогли.
Искрящиеся, лучистые глаза, и видно же, невооружённым глазом видно, что распирает от счастья, что кричать готов и прыгать. На месте не сидится: всё ходит из угла в угол, то за одно схватится, то за другое. Мельтешит. Саске скоро придёт. Сас-кее... И радость в глазах бешеная, в каждом жесте любовь, прощает... Смотрит на них и прощает.
Прощает Цунаде с её закидонами всех хокаге разом, прощает Сакуру, которая тоже помочь хотела, Сая прощает, потому что существо подневольное и в людях ни хрена не разбирается...
И ничего от них уже не нужно.
Не зависим. От них - уже не зависим.
- Чаю хочешь? - спрашивает. И улыбка добрая. Искренняя.
- Хочу, - бурчит Сай, окончательно смешавшись. Как на него такого реагировать?
- А у нас нет, - выдаёт Наруто.
Несколько секунд они смотрят друг на друга, а потом Узумаки не выдерживает - смеётся. Открыто, беззлобно, весело. Заразительно, скотина, же! И Сай сам начинает улыбаться, потом смеяться и кидает в Наруто какой-то тряпкой, от которой Узумаки еле-еле успевает увернуться, шиноби хренов!
- Сакуре передашь поцелуй? - подмигивает. Весёлый, зараза!
- Передам, - подмигивает в ответ. - Я её люблю.
- Опа, - Наруто от неожиданности боком, неудобно, садится на стул у окна. Потом, заворожённый, разворачивается всем телом, кладёт ладони на спинку и обхватывает ногами крутые бока сиденья.
- Давно? - спрашивает с нескрываемым интересом.
- Нет, - Сай всё-таки не выдержал, смутился. - Когда Саске мозги парили... Много времени вместе проводили. Обсуждали...
- Обсуждали? - Наруто даже не пытается сдерживаться. Ржёт так, что со стула едва не валится. Повисает на спинке, растирает слезящиеся глаза. Кое-как успокаивается. - Интересно было?
- Что? - растерялся Сай.
- Лохануть Учиху Саске?
- Приказ был, - напоминает Сай. И пропала куда-то вся его скованность. Наруто не менял людей.
Он их раскрывал.
- А с Сакурой болтать?
- С Сакурой вовсе не болтать хотелось, - неожиданно пылко выдал Сай и, будто опомнившись, словно рыба, захлопнул рот.
Если бы Учиха, наконец, вернулся домой, Наруто пришлось бы таки поднимать с пола.

Вперёд.
* * * * *

Очень хотелось есть. Он уже успел отвыкнуть от этого чувства. Старался забыть, как страшный сон, то состояние, когда ни о чём больше думать не можешь.
Проваливаясь в ледяной, липкий сон, кое-как выныривал из него, буквально на несколько секунд, и измученным мозгом успевал осознавать, что прошло, вероятно, уже несколько дней. Терял сознание. Постоянно. Открывая глаза, тут же пытался считать. Пару часов назад, в первый раз почувствовал на щеках горячие капли, потому что не помнил, что нужно произносить после цифры десять. Заставил. Выдержал. Взял себя в руки. И всё равно считал. Хотя бы до десяти.
Когда прошло ещё несколько дней, успел понять, что больше ему и не нужно. Десять секунд - оказалось именно то время, которое он мог пробыть в сознании.
- Наруто? - позвали из-за двери.
Он даже не понял кто его позвал. И в реальности это было или во сне. Еле-еле разлепил слипшиеся склизким потом ресницы.
- Живой? - позвал Саске снова.
И Наруто вцепился рукой в металлическую обшивку, едва ли не раздирая её ногтями.
- Здесь, - выдохнул. - Саске... Саске, мать твою, что сейчас происходит?..
- Живой? - снова уточнили.
- Да живой, твою мать! - почти прорычал Узумаки, давясь хрипом, слезами и злостью. - Скажи, что происходит?! Сакура приходит? А Сай? Что они говорят? Говори уже, блядь!
- Наруто, - прошептали за дверью. И опять молчание.
- Саске... Саске!
И опять...
Провал в несколько дней, спиной к мёрзлой стене. С поднятой температурой и ознобом, переходившим в жар. По кругу. Души уже не было. Ей просто не в чем было держаться.

Назад.

* * * * *
- Уже не увидимся? - спросил Сай перед тем, как уйти. Стоял в дверях, неторопливый и какой-то... сожалеющий.
Наруто покачал головой. Чуть виновато пожал плечами, улыбнулся и подал руку. Сай молча её пожал, а потом, уже развернувшись к Узумаки спиной, сказал:
- У меня кошка была, ты помнишь?
- Это было... - Наруто осёкся. "Это было ещё до подвала..."
Вымученно улыбнулся спине Сая. - Паразитка у тебя была, а не кошка...
- Хорошо, что помнишь, - ответил Сай, наклоняя голову и полируя указательным пальцем дверную ручку. - Она заболела тогда. Я её в больницу носил, но всё равно же умерла.
- Я помню, - Наруто кивнул, хотя и знал, что Сай этого не видит. Кивнул скорее сам себе. Я помню... - Она ходить ещё не могла...
- Когда я тогда пришёл домой, - перебил его Сай, - она встречала меня у двери. Совершенно здоровая. На ногах.
Наруто не нашёлся что сказать. Бывает. Он знал подобные случаи. И знал, что за ними обычно следует.
- Она вела себя как обычно, - тем временем продолжал Сай. - Я накормил её, она улеглась на колени, хотела, чтобы её почесали за ушком...
Наруто ждал.
- Умерла, - не понятно кому сказал Сай, не оборачиваясь. - Умерла через четверть часа. Прямо у меня на коленях... паразитка...
Она рвала его отчёты и спала на документах...
Неожиданно хмыкнул и обернулся.
- Имей в виду, - неожиданно велел он.
- Что? - переспросил Наруто. Было стойкое ощущение, что он что-то явно не догнал.
- Меня здесь намёками говорить научили, - пояснил Сай, улыбаясь. И улыбка у него была приятная. Добрая. - А тебя, с полуслова понимать - похоже, нет.
- Я запомню, - на всякий случай пообещал Узумаки.
- Ну-ну, - хмыкнул Сай, открывая дверь. - До встречи, - бросил он, уже выходя во двор.
А Наруто стоял странно заледеневший. Чувствующий, что что-то не так. Опирался плечом на открытую дверь и растерянно смотрел на пустующую улицу. Какая-то мысль лихорадочно билась в голове, но он никак не мог ухватить её за хвост.
Ну, что ж... значит, не время...
Дверь Наруто закрыл на все замки.

* * * * *

Саю было жалко. Было до одури жалко прощаться с Наруто. Он вдруг очень чётко осознал, что значит для него этот парень. Измученный, поднявший голову, счастливый до невозможности и любящий... Любящий - от слова "любить".
Совершенно неуместный в половине случаев и в этих же самый случаях до больного необходимый. Шумный и неожиданно тихий. Шальной, вертлявый, не сидящий на месте, несмотря на возраст.
- Ты уже не маленький! - злилась Цунаде.
Причём тут "маленький"? - думал Сай. Это характер такой.

"Умирающее - вспыхивает перед тем, как умереть. Вспыхивает мёртвой, электрической лампочкой. Живёт так, как не жило при жизни. Во всю мощь".

Сай поморщился и постарался не думать о том, на что так явно намекала Цунаде Сакуре в их последний разговор. Цунаде до зарезу нужна была вероятность того, что произойдёт с Наруто по истечении этих шести часов. Желательно в процентах.
Сакура молча сидела и считала проценты. Она была отличным, исполнительным шиноби.
Сай любил её. Но немного не за это.

Вперёд.

* * * * *

- Живой? - опять голос из преисподней, из сна... блядь...
Душу за полкружки воды.
Д-у-ш-у...
- Живой? - Саске настойчивый. Не отстаёт. Сколько времени прошло? Неделя? Две?
- Привет... - шепчет Узумаки в дверную щель. Шелестящими от сухости губами. Запястья безвольно лежат на коленях. Сил почти не осталось. Сколько энергии нужно сердцу, чтобы биться?
Наруто чувствовал, что её уже не хватает.
- Наруто, - прошептали. Таким знакомым голосом. Родным.
- Да открой ты уже эту чёртову дверь! - взвыл, закашлялся. В глазах что-то полыхнуло. Перестарался.
- Живой, - на той стороне опять всё стихло...
Наруто обессилено уронил голову на грудь. Кое-как подтянул ладонь, поднёс к глазам. Зарылся носом в еле-еле поднявшееся колено. Сил почти не осталось. А ещё...

- Каждый человек чувствует приближение смерти за сутки, - объясняла Сакура, перевязывая раненых. - Вон тот жгут подай, пожалуйста... Человек может сколько угодно отрицать это и выкидывать из головы. Это всё равно, что не обращать внимания на летящий в тебя кунай. Свою смерть всегда чувствуют за двадцать четыре часа...

Запах гнили усилился в несколько раз. Куда бы Наруто не отполз. Как бы не заслонялся худыми, содранными локтями.
И ему казалось, что это гниёт внутри.

Назад.

* * * * *

Светило ярким. Радостным. Наруто ревниво запихивал в сумки старые книжки и дневники. Саске подошёл сзади и положил голову ему на плечо.
- Никогда не думал, что ты способен что-то писать - сообщил он Наруто.
- Да, это так... заметки, - отмахнулся Узумаки, улыбаясь. - Когда ты ушёл, я начал иногда кое-что конспектировать.
- Конспект с собственной жизни? - заинтересованно протянул Учиха, утыкаясь носом ему в шею и влажно проводя языком до подбородка. - А про меня там есть?
- Я всё выдрал, - мстительно улыбнулся Наруто, разворачиваясь к нему лицом.
- Эй, - недовольно протянул Саске, когда Узумаки, оторвавшись от него, подхватил сумку. - А как же "нет секретов"?
- От тебя? - Наруто иронично приподнял правую бровь.
Вышли из дома. Неторопливо, пешком, шаг в шаг повернули по улице. Никого не боялись. Теперь вместе. Теперь навсегда.
Жители косились на них с интересом, каждый в деревне что-то знал. Какой-то невероятно крохотный кусочек целой мозаики, который не мог сказать совершенно ничего, но давал просто поле непаханое для сплетен.
Нога к ноге. Рука к руке.
У ворот ждала Цунаде. Не очень довольная, но и не сильно разочарованная.
- Сакура не придёт, - сообщила она вместо приветствия. - Сказала, плакать не хочет.
Учиха мгновенно закатил глаза, выражая отношение как к Сакуре, так и к Цунаде. Наруто только с сожалением пожал плечами. Сказал - мы же не навсегда уходим. Конечно, - подтвердила Цунаде.
- Удачи. Дело благородное, - улыбнулась Пятая и на прощание крепко стиснула Узумаки в объятиях. - И благодарное - подмигнула она ему, отпуская.
Саске повторно закатил глаза. Ему всё это не то, чтобы не нравилось - его это просто раздражало. Мельтешение какое-то...
- И тебе, Учиха, до свидания, - вежливо улыбнулась Цунаде.
Саске коротко кивнул, этим и ограничившись.
Вышли за ворота. Легко. Спокойным шагом, не обременённые ничем. Вместе - совсем не страшно.
Победа.
Цунаде некоторое время махала им вслед, а когда они уже были достаточно далеко, неожиданно крикнула:
- Девяносто девять процентов!
- Что? - Наруто обернулся.
Цунаде сложила ладони рупором.
- Что бабахнет! Девяносто девять процентов!
- О чём она? - спросил Наруто, останавливаясь и непонимающе оглядываясь на Учиху.
- Пошли уже, - недовольно протянул тот, хватая Узумаки за рукав. И добавил - От греха подальше...
Наруто помедлил, но позволил себя утянуть, и они спокойно пошли по пахнущей пылью дороге, больше не оглядываясь.
Ветер трепал листву леса, гулял по вырытой, свежей могиле. На озере задувал особенно сильно и гнул ветви стоящего над ним дерева, на котором было так удобно сидеть.
Победа.
Зеваки разошлись.
Цунаде ещё долго стояла в воротах.

Вперёд.

* * * * *
- Живой?..
Ответить уже не может. Теперь этот вопрос и вправду бесполезен. Наруто ничего больше не чувствует. Мир воспринимается со стороны.
- Наруто?..
А Наруто есть? Нет... эта мысль слишком сложная... в эту голову больше не приходят подобные мысли. В эту голову... вообще... ничего... больше... не приходит.
Замолкают.
Саске... Саске, где ты? Почему ты не слышишь? Сволочь гениальная. Потомок, блядь, великих родов, чтоб тебя десять раз об землю жопой...
Саске...
Воды...
Душу за это... Душу... Сердце, печень, почки - всё забирайте! Всё! Отдайте Саске... Посмотреть. Просто посмотреть. Последний раз. И всё.
Не надо воды, дайте Саске... хоть чуть-чуть... приоткройте дверь... только посмотреть...
Резкий, визгливый звук несмазанного железа. Дверь пинает съехавшего по ступенькам Наруто в плечо, и он едет по ним безвольной куклой. Замирает, лежа позвоночникам на жёстких гранях. Открыли?
Кто?!
- Сас... ке... - всё-таки хватило сил. Позвал.
Подходят. Опускаются рядом. Подхватывают под поясницу, приподнимают. И близко-близко уже глаза... такие знакомые...
- Ты же совсем уже... - потрясённо шепчет Какаши. - Нужно что-то делать... Кто же знал, что до такого дойдёт.
- Саске... - шепчут обескровленные, сухие губы. - Где... Сас-ке...
Какаши хмурится. Поудобнее перехватывает ломающееся в руках, хрупкое тело.
- Ты откуда узнал? - удивлённо. - Про Учиху?
- Саске... - губы почему-то не хотят произносить ничего другого, хотя ему есть, на самом деле есть, что ещё спросить. Но они не слушаются. И как заворожённые повторяют. - Здесь... Саске здесь?..
- Был, - коротко говорил Хатаке, глядя в умирающие, когда-то синие глаза. - Месяц назад где-то. Со своим отрядом попытался напасть на Коноху. По-тихому, правда, хотели пробраться, но их свои же и подставили. Нельзя доверять наёмникам.
- Как это?.. - Наруто не понимает. Он знает, что его голова работает плохо, но у него всё равно не складывается. Ведь Саске всё это время охранял его.
- Просто, - со вздохом говорит Какаши. - Драка там завязалась нешуточная. У Учихи не было шансов. Цунаде приказала взять его в плен. Сам понимаешь, прилюдная казнь - великолепное назидание остальным. А казнь Учихи - плюс в копилку Конохи в целом и Цунаде лично... Вот только Саске так не считал. Если тебе так интересно, он тогда погиб. В плен сдаваться не пожелал.
- Сколько... - Наруто не верил своим ушам, - прошло...
- Месяц, - просто ответил Какаши.
Месяц.
- Саске похоронили в квартале Учих...
Саске... похоронили...

- Наруто... Живой?..

- Я хотел бы помочь, - тихо сказал Хатаке, прижимая к себе не подающее уже признаков жизни тело. - Но всё, что я могу, это смягчить Цунаде... Я постараюсь вытащить тебя.
Какаши поднялся и аккуратно прислонил Наруто к стене. Проверил, хорошо ли он держится и не упадёт ли.
- Я в тебя верю, - тихо произнёс он.
Засов грохнул. Дверь захлопнулась.

- Ему слышатся голоса, которых нет, и вещи, которых он не может видеть. А он видит. Слышит... разговаривает...
- Ты разговаривал? - спросил Саске, не двигаясь.
- Я с ней ругался. - поморщился Наруто.


Беда.

Назад.

* * * * *

На привал устроились через пару часов. Недалеко совсем отошли, потому и решили отдохнуть. По незнакомой местности идти лучше без остановок.
Наруто быстро раздобыл веток для костра, а Саске, лениво потягиваясь, привалился к прочному стволу дуба. Наруто заворожено облизал взглядом его фигуру.
Не зря. Не зря всё это было. Саске для него. Даже линии тела как будто вырезаны и отшлифованы под Наруто. Расслабленная, сейчас спокойная сила.
- И чего Цунаде орала, - недовольно пробормотал Узумаки, падая на траву рядом. Сорвал какую-то травинку. Сжал зубами.
- Да, забей, - Саске отмахнулся. - Ты ничего не забыл, бестолковщина?
- Вроде нет, - Наруто привычным жестом взлохматил макушку. - Почти всё собрал. Сай много времени не занял.
- Он опять приходил? - ледяным тоном отозвался Учиха, демонстративно упираясь взглядом куда-то в макушки деревьев.
- Не делай такое лицо, - засмеялся Наруто. - Всё нормально... Про кошку свою вспомнил почему-то...
- У тебя разве живность какая-то была?
- Да, не я, а Сай вспомнил, - поморщился Узумаки. - Ты меня слушаешь вообще?
- Слушаю, слушаю, - примирительно сказал Саске, опуская голову и с интересом приподнимаясь. - И что тебя эта кошка так взволновала?
- Да там... - Наруто досадливо махнул рукой. - Распространённый случай был. Она, если коротко: заболела и ходить не могла. А в день своей смерти неожиданно на ноги встала, бегала, как ни в чём не бывало... Ну, и скончалась через пару часов абсолютно здоровая...
- Понятно, - кивнул Учиха, неторопливо выуживая из кармана сигареты. - Я тоже слышал. Перед самой смертью вспыхивают. Живут, как ни в чём не бывало... а потом... - полыхнула зажигалка, - бах и всё...
- Опять ты за свои сигареты, - проворчал Наруто, вытягиваясь и стараясь отобрать.
Саске неожиданно засмеялся.
- Да не перекинусь я от сигарет... Узумаки, бестолочь, о себе подумай... Сколько твоей технике там жить осталось?
- Минут двадцать, - отмахнулся Наруто, наваливаясь на Учиху сверху. - Слушай, дай мне одну.
- Курить? Тебе?
- Долбоёб... - Наруто тянулся, - дай, тебе говорят!
Листва шумела. Они целовались. Никого в целом мире больше не было. Только они. Переплетённые руки, мысли и голоса. Вместе. Ближе просто некуда.
А ещё Наруто не умел считать. Но они всё равно были вместе.
Ещё целых пять минут.

Вперёд.

* * * * *

Ни о каком контроле больше не шло и речи.
Не шло речи о счёте и попытках удержаться в сознании.
Ради кого теперь держаться.
Потерян последний стимул. Потеряно сердце, мысли и даже голова, кажется, чужая. Тело тоже, как будто из параллельного мира. И видит себя со стороны. С потолка. Хотя нет... тут же темно.
Тогда ничего не видит.
Отняли. Всё отняли, ничего больше нет. Не прикоснуться, не почувствовать больше. Никогда больше не...
Никогда больше...
Голос из-за двери больше не раздавался. И Наруто больше не хватался за свою жизнь. Не рвался добраться до двери и не менял положения тела.
Затекают?
Пускай затекают.
Отмирают?
Пускай отмирают.
Руки-ноги, зачем они ему теперь? Ничего больше не нужно. Ничего же не просил для себя, только, чтобы Учиха был жив. Видимо слишком.
Неужели быть с кем-то, любить его и быть любимым - это на самом деле так много, что даётся лишь избранным? И он, как всегда, пролетел. Он же никто.
Взбалмошный мальчишка с глупой, детской мечтой.
Не нужно никаких постов, чакры не нужно и целого мира. Только, чтобы Учиха был жив.
Сас-кее...
Тупой ублюдок голубых кровей...
Люблю же...
Жизнью.
Как будто это преступление.
Учиха ввалился в его жизнь, как с того света, выдернул из черноты и холода, на руках вытащил, целовал. Заставил поднять голову, заставил жить, мать вашу, почему всё так повернулось?! Сон, нелепый, быстрый, говорят, сны идут всего несколько секунд... Несколько секунд, за которые Наруто сумел прожить целую жизнь. И последняя надежда на то, что хоть что-то из сна было реальностью, умерла сейчас, сдохла!
Вот когда по-настоящему... Не тогда, а сейчас...

Солнце сдохло...

Мать вашу... так хотелось... Мать вашу.
- Кончился непобедимый дух? - ехидно осведомился шелестящий набросок огненно-рыжего лиса, протянувшего лапы под дверью. Вытянутые глаза мерцали демоническим пламенем.
- Ты... - Наруто выдохнул. Глаза резало от яркости, и зрачки, казалось, плавились под этим взглядом. - Тебе здесь... чего надо... Добить?
- Я жить хочу, - неожиданно усмехнулся лис. Оскалился, выгнувшимся всполохом поднялся на четыре лапы. Он был как будто нарисованный. Уменьшенная копия на самого себя. Вёрткая, словно с гравюры сошедшая куница.
- Я хочу жить, - повторил лис. - А ты нет. Значит, нам придётся искать компромисс.
- Какой к чёрту, компромисс, - простонал Узумаки, зарываясь лицом в сгиб локтя. - Единственное, что держало меня на плаву - оказалось сном. А человек, которого я... которого я мог бы полюбить, теперь мёртв.
Лис нетерпеливо замёл хвостом.
- Люди такие ограниченные, - прошипел он, вспыхивая ещё сильнее. - Неужели ты никогда не замечал, что самый реальный сон после пробуждения кажется бредом?
- Это и есть бред! - прорычал Наруто. Он понятия не имел, куда тащит его Кьюби, но он не собирался ему уступать. - Исполнение желаний, да ещё и вверх ногами... я такую чушь уже, наверное, никогда не услышу...
- А то, что любовь к Учихе у тебя осталась, ты мимо ушей пропустил? - взвился лис, в бешенстве щёлкая пастью. - Мальчишка! Включи, наконец, свои высушенные мозги. Разве этот сон кажется тебе сном?
- Да куда ты ведёшь?! - сорвался Наруто. Он не хотел понимать. Не хотел думать. Пускай этот чёртов демон от него отстанет, это всё из-за него.
- Туда, что это был не сон! - рявкнул лис, мгновенно оказываясь рядом с лежащим на полу парнем. - Сам подумай! Что тебе сказали в последний день? Техника в тебе умирала, а какое свойство у тех, кто долго и мучительно умирает?!
Свойство?..
Наруто сжал зубы. Мысль, которая так давно вертелась в голове... Не упустить...

"Умирающее - вспыхивает перед тем, как умереть. Вспыхивает мёртвой, электрической лампочкой. Живёт так, как не жило при жизни. Во всю мощь".

Не может быть...
- Ничего тебе не приснилось, - прорычал лис, стекая расплавленными искрами. - Хорошая техника тебе досталась. Живучая. Вспыхнула перед смертью и исказила время.
- Как это... - язык не слушался. Не укладывалось. И наоборот. Было логичным до последнего предела.
Если эта техника смогла заставить солнце выжигать его кожу, то что ей стоило рассыпать по кадрам ленту событий и собрать заново? Разодрать всю его жизнь и вкривь, и вкось, склеить её так, как захочется?..
- Запах чувствуешь? - процедил лис ему на ухо. - Она гниёт внутри тебя. Она отравила твою кровь и перекрашивает чакру. Инородное тело...

«Она приспосабливается, - говорила Цунаде, - обживается в новом теле...»

- Человеческое, - прошипел лис. - Бьют человеческим. Вы перекрыли ей кислород человеческой связью, которая оказалась сильнее во сто крат. Так найди, малолетнее ничтожество, в себе ещё хоть что-нибудь, что сможет перебороть её снова... Поднимай голову, мальчишка. Поднимай или нам конец.
"Как поднимать? Как? Я не умею", - Наруто утыкался глазами в локоть, зарывался волосами, закусывал губы. Что в нём такого человеческого, мать вашу? Что вообще может быть сильнее связи, которая между ними смертельными проволоками?
- Я помогу, - шипел лис на ухо, капая на пол огнём. - Я своих сил дам. А ты дай опорную точку.

Связь - это когда одной ниткой две судьбы перетянуты до перекрытия крови. Одного ударишь - из другого польётся.

Сильнее. Нужно сильнее.
- Не думал, что ты такой идиот, - ехидно шептал Кьюби.
- Я... не знаю, наверное, это глупо спрашивать... Саске, можно я с тобой?..
Наруто вздрогнул.
- Я. Тебя. Никому. Не отдам...

Саске утыкается ему в плечо: - А про меня там есть?

- Давай без истерик?

Сложнее дружбы и ещё сложнее связи.
- Зачем ты так напрягаешься? - мягко поинтересовался Учиха, успокаивающе скользя ладонями по его спине.

Человеческое бьют человеческим. Два одиночества на подводном корабле. И целого мира нет.
- Саске... Ты когда-нибудь... глупо наверное спрашивать... но ты...
- Я, - подтвердил Учиха, проводя дыханием по выступу ключицы.


- Не бросай.

Нахлынуло.
- Не бросай.
Закрутило.
Жить хочется. Кто придумал, что нет? Очень хочется.
- Не брошу, - пообещал Саске.
Неудача. Провал. Беда.
Неудача?..
Провал?..

Назад?..

Вперёд.

* * * * *

Листва шумела. Они целовались. Никого в целом мире больше не было. Переплетённые руки, мысли и голоса. Одинаково думали, в унисон дышали.
Вместе. Ближе просто некуда.
- Узумаки, ты как с цепи сорвался, - выдохнул Саске, с силой отстраняя Наруто от себя. Дышали в бешеном темпе. Держась из последних сил, чтобы прямо на земле не...
Наруто вцепился Учихе в плечи и, опустив голову, глубоко, рвано дышал. С ним было что-то не так. Судорожно вздрагивающая спина, дрожащие руки и так отчаянно спрятанные глаза.
- Чего ты вдруг на меня набросился? - прошептал Саске, ласково взлохмачивая и без того растрёпанные волосы. Вдыхая запах. Не может быть, чтобы не было этого запаха. Так просто не бывает. - Эй... - обеспокоенно заглянул в лицо. - Наруто... Узумаки, ты что, плачешь?!
- Хренов авантюрист! - Наруто резко обхватил его, прижался, практически впечатывая в ствол дерева. Лицом зарылся в плечо и волосы. Вцепился костяшками до побеления. Чудо же... - Какого тебя понесло в Коноху с таким маленьким отрядом? Ты что, перестраховаться не мог?!
- В какую Коноху?.. - не понял Саске, осторожно обхватывая его в ответ. Он не мог понять, откуда взялся этот припадок. А вообще, если по правде... то какая разница? За Наруто, вот так отчаянно цепляющегося за его спину, можно и на Коноху... и даже совсем без отряда.
- Забудь, - дрожащим голосом прошептал Наруто ему в самое ухо. - И если слышишь, что тебя зовут... отвечай. Не смей молчать...
Здесь. На месте. Всё в порядке.
- Наруто? - ошарашено переспросил Саске.
- Нет, только не так, - Узумаки наконец отстранился от него. Его всё ещё колотило. Щёки бледные и пальцами держит крепко-крепко. Поглядел мокрыми, счастливыми глазами. Улыбнулся так, что где-то под сердцем защемило. - По-другому. Зови по-другому.
- Бестолочь? - предложил Учиха с ответной улыбкой, подхватывая его под бёдра и подтягивая к себе на колени.
- Давай, - согласился Наруто, осторожно трогая губами его губы. И как он умудрился поверить, что это сон? Чушь же... - И кстати... привал затягивается.
- Я уже понял, - с усмешкой пробормотал Саске, наваливаясь на него сверху.
А Наруто, как в лихорадке, цеплялся за него руками. Зубами впивался в кожу, чтобы почувствовать. Выжил. В очередной раз. Теперь уже без Саске.
Наверное, нужно сказать этой дряни спасибо. Он скажет. Но потом.
Несколько часов сумасшедших чувств. Импульсов и страстного, человеческого... Чтобы потом, лёжа на траве, прижиматься и верить, что всё будет хорошо. Потому что, оно будет.
Победа.
И вряд ли будет беда.
Двое - по выщербленной дороге.
Назад?

Вперёд.


URL записи